У нас вы можете скачать книгу Совет Двенадцати Александр Рудазов в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Должность коменданта Кульзи — его личный потолок, и следует радоваться, что он достиг хотя бы этого. К Гаймордосу подошла Саркапетлава Попрыгунья — как всегда, веселая и беззаботная. Ничего, она еще поймет, в какую дыру угодила. Саркапетлава получила фиолетовый плащ только в этом году, а должность заместителя коменданта — три месяца назад.

Она пока еще думает, что это все временно, что через несколько месяцев ее ждет синий плащ, а вместе с ним повышение, перевод в местечко получше… Гаймордос тоже так думал, когда впервые ступил на берег Кульзи. Гаймордос ничего не ответил. Эта пустоголовая девчонка уже три месяца на острове, а до сих пор понятия не имеет, как здесь все функционирует. Да он не особо-то и стремился ее во что-либо посвящать — зачем? Достаточно поговорить с Саркапетлавой пять минут, чтобы уразуметь, насколько та глупа.

С трудом верится, что она смогла сдать выпускные экзамены. Не иначе воспользовалась своими… способностями. Это тяжелое круглобокое судно ежемесячно доставляло на остров припасы и каторжников, а забирало очередную партию гранита и немногочисленных амнистированных. Гаймордос ожидал увидеть на борту собрата-колдуна. Иххарийского ревизора или, если Ктулху увидел приятный сон, своего сменщика. В конце концов, он прозябает в этой дыре уже сорок проклятых лет — и за все это время не давал ни малейшего повода к нареканиям.

Неужели он до сих пор не заслуживает повышения?! Сойдёт любая должность, лишь бы подальше от Кульзи! Однако по трапу сошел некто очень странный.

Молодой статный мужчина, с ног до головы закованный в доспехи из серебристого металла, с длинным мечом за спиной. Гаймордос и Саркапетлава ужасно растерялись при виде этой фигуры — неужели в Серой Земле всё изменилось до такой степени, что колдуны стали носить доспехи?

Или это вообще не колдун… но тогда всё становится ещё более непонятным. Городок, представший его взору, напоминал дряхлого, погруженного в крепкую спячку медведя. Едва ли сотня зданий, разбитые мостовые и ни души кругом. Кроме прибывшей только что альдареи, в крохотном порту стоят лишь два утлых рыбацких суденышка и ветхий сторожевой бриг. И это одна из причин, почему мне досталась такая паршивая должность.

Молодая колдунья послушно исполнила распоряжение. Глаза её начальника и прибывшего паладина невольно заходили вверх-вниз — в такт подпрыгивающим….

Однако давайте перейдем к делу. Я уполномочен провести у вас здесь ревизию, просмотреть дела ссыльных, а также подготовить амнистию. Ванесса Ли сладко зевнула и принялась неохотно разлеплять глаза.

Сначала левый, потом правый. Пока она раскрывала правый, левый опять закрылся, желая урвать ещё хоть секундочку дрёмы. Прошло две томительных минуты, прежде чем Ванесса наконец рассталась со сном окончательно.

Они прибыли с Плонета поздно вечером, а потом до глубокой ночи праздновали возвращение. Хотя можно ли назвать возвращением прибытие туда, где ты до этого ни разу не был? Сбросив одеяло и спустив ноги на пол, Вон принялась рассматривать комнату. Вот они какие — её личные апартаменты в Промонцери Царука. Вчерашняя вечеринка происходила не здесь, а в коцебу, под крылом заботливого Хуберта, поэтому дворец серых властителей Ванесса пока ещё толком не видела.

Первоначально они с Креолом вообще собирались ночевать в своём уютном летающем особняке, но уже к концу праздника кому-то ударило в голову, что надо немедленно отправиться в Промонцери Царука и принять бразды правления. В любом случае после того момента она не помнила уже ничего вообще. Всё-таки выпито было порядочно.

Хорошо хоть, что она проснулась в своей опочивальне, а не где-нибудь ещё. Судя по тому, что Креола рядом нет, он тоже сейчас в своей опочивальне.

Апартаменты Ванессе достались поистине роскошные. Очень просторная комната с мраморным полом, накрытым пышным ковром. Одну стену занимает большое окно, выходящее на главную городскую площадь, на другой висит громадный шёлковый гобелен.

Рядом стоит восьмиугольный стол из розового мрамора с белыми прожилками, чуть дальше — массивный платяной шкаф с зеркальной стенкой, покрытый резьбой сервант и невысокий открытый буфет, заставленный драгоценным хрусталём и фарфором, серебряной посудой, бронзовыми статуэтками. Невероятных размеров и тяжести, предназначенная словно для приземления самолётов, а не спокойного ночного сна.

Каждая деревянная деталь покрыта резьбой так обильно, что нетронутые места приходится искать с лупой, да и то не факт, что найдёшь. В изголовье устроены специальные ниши для свечей — судя по оплывшим огаркам, они горели всю ночь.

Ножки очень толстые и неуклюжие, с тяжелыми утолщениями в виде луковицы — к ним прикреплен шёлковый балдахин, покрытый искусной аппликацией. На этом великанском ложе поместились бы пять-шесть таких девушек, как Ванесса. Маленькая дверь слева вела в умывальную комнату. Там Вон обнаружила ночной горшок, мраморную ванну и раковину для умывания. Вода лилась не из крана, а из небольшого фонтанчика — достаточно было подставить руки, чтобы их окатило прохладной струёй.

Вряд ли на Рари уже изобрели сенсорные элементы, так что это явно магия. Опустив голову в раковину и прижавшись щекой к холодному кафелю, Ванесса снова вспомнила вчерашний праздник. Возле раковины висело удивительно мягкое полотенце, на полочке сбоку лежал брусок душистого мыла и деревянная шкатулка с зубным порошком.

Однако никаких зубных щеток. Немного поискав, Ванесса решила отложить чистку зубов, пока не разживётся щёткой, и последний раз ополоснула лицо. Вытираясь на ходу, Вон раскрыла платяной шкаф и принялась с интересом рассматривать свой гардероб.

Почти все платья пошиты совсем недавно, выглядят очень миленько. И серые плащи, конечно — целых восемь экземпляров. Одного и того же фасона, почти одинаковые, но всё же чуть-чуть различающиеся — для теплой погоды, для холодной, будничный, торжественный….

Честно говоря, Ванесса по-прежнему чувствовала себя неловко, надевая эту колдовскую униформу. Как-то неприятно носить одежду, которая ещё недавно ассоциировалась с врагом.

Но здесь такие традиции — для колдунов цвет плаща означает то же, что для военных звёздочки на погонах. И если уж ей по статусу положен генеральский мундир, будет глупо его не носить.

Зеркало отразило миловидную двадцатипятилетнюю женщину с азиатскими чертами, одетую в неброское темное платье и серый плащ, означающий принадлежность к Совету Двенадцати. Ванесса улыбнулась своему отражению и осталась вполне удовлетворенной. Застегнув на поясе ремень с кобурой, она почувствовала себя совершенно собранной. В комнату деликатно протиснулся хрупкий старичок в жёлтом плаще.

Седой, морщинистый, с аккуратно уложенными волосами, завитыми в три идеальные кудряшки с каждой стороны. Несмотря на преклонный возраст, он отличался великолепной выправкой, хотя и помогал себе при ходьбе тростью. Поскольку вы впервые в нашей цитадели, я хотел бы спросить, не могу ли чем-нибудь вам помочь. Ропер Чистящий на цыпочках прошагал к гобелену и отдернул неприметную занавесочку, которую Ванесса до этого не замечала — она совершенно сливалась с фоном.

За ней обнаружилась маленькая дверца от силы пять футов высотой. Вон с любопытством открыла её и попала в крохотный тёмный коридорчик — в конце него виднелась ещё одна дверца.

Владыка Искашмир и повелительница Руаха заняли эти опочивальни сразу после свадьбы — именно тогда между ними и был проделан проход. Однако, овдовев, повелительница Руаха больше не хотела здесь жить, а потому переехала в другую опочивальню, в противоположном крыле цитадели.

Последние двадцать два года эта опочивальня пустовала. Мы только в прошлом месяце начали готовить её для новой хозяйки… вас, повелительница. Серые плащи даже друг друга называют повелителями только по желанию, если хотят выказать уважение. Обращаться же так к нижестоящим плащам ни в коем случае не следует! Вы — серый плащ, повелительница, над вами нет повелителей. Лишь к владыке Креолу и владыке Тивилдорму вы должны обращаться официально, ибо первый из них — действующий глава Совета, а второй был главой Совета прежде.

Ропер Чистящий покорно поклонился, хотя про себя подумал, что владыке Тивилдорму это не понравится. Насчет владыки Креола он пока не мог сказать того же самого, ибо видел его лишь вчера — в обнимку с повелителем Шамшуддином, горланящего шумерскую песню. Потом владыка Креол рухнул на кровать, грязно выругался, швырнул в Ропера сапог не попал и громко захрапел. Но если вы мне расскажете, я постараюсь исполнить ваше желание. Ванесса немного удивилась, но всё же объяснила в двух словах, что зубная щётка — это такое приспособление для чистки зубов.

В конце концов, зубной порошок же здесь есть! Дворецкий согласился, что описанная повелительницей щётка действительно должна быть весьма удобным и полезным устройством, однако в Серой Земле такие не в ходу. А зубы здесь чистят попросту пальцем — его сначала нужно облизать, потом обмакнуть в порошок, а затем тереть зубы, стараясь при этом не касаться дёсен. После чистки рот споласкивают водой или вином, а затем промокают полотенцем.

Ванессе это показалось ужасно непродуктивным, и она попросила послать кого-нибудь в коцебу за щёткой. И вообще взяла на заметку — наладить в Серой Земле соответствующее производство. У него на ладони материализовалась круглая коробочка. Он не так приятен на вкус, зато….

Обед будет подан в полдень, ужин — на закате. Но как же это — без завтрака? Может, хотя бы пару тостов можно где-нибудь перехватить? Я сейчас бегемота съесть могу! Ванесса посмотрела на часы и удивленно присвистнула.

Действительно, уже половина двенадцатого — а она и не заметила, что так заспалась. Хотя ничего удивительного — спать-то они легли… во сколько? В половине пятого, кажется, если не ещё позже. Но если это не покажется слишком дерзким, у меня есть к вам небольшая просьба. Если он не поспешит, то опоздает к обеду, и владыка Тивилдорм будет недоволен. Он запланировал на послеобеденное время приветственную церемонию.

Разбудить Креола оказалось нелёгким делом даже для Ванессы. На какой-то миг ей показалось, что он вновь впал в ту магическую кому, в которой пролежал пять тысяч лет. Однако в конце концов шумерский архимаг всё же соизволил разомкнуть очи. Первым делом он исполнил ритуал снятия похмелья — глядя на это, Вон порадовалась, что не перебарщивала вчера со спиртным.

В отличие от Кресла, она пила только легкий геремиадский рислинг — очень мягкий, почти не оставляющий последствий. Можно сказать, что при нём Промонцери Царука и был возведён. Раз этак в десять.

Подходя к дверям столовой, Креол и Ванесса встретились с худощавой колдуньей в красном плаще. Лет сорока на вид, сухопарая, остроносая, с близко посаженными глазами. Эту женщину нельзя было назвать красивой, однако в ней все же чувствовался определенный шарм.

При виде двух серых плащей она склонила голову, отступая к стене. Креол прошёл, как мимо пустого места. А вот Ванесса задержалась. Она всё ещё чувствовала внутри себя обиду, и ей хотелось пообщаться с другой женщиной в колдовском плаще.

Тем более что плащ у этой особы красный — а значит, это должна быть могущественная колдунья. Гораздо, гораздо более могущественная, чем сама Ванесса.

Впрочем, она-то пока что уступает даже фиолетовым плащам. Странно ожидать большего, не проучившись и одного года. Чувствовалось, что в её словах нет хвастовства — просто констатация факта. Это весьма… впечатляет, — закивала Ванесса, очень надеясь, что Делиль не спросит, чем занимается она сама. Однако та не спросила. Выжидающе глядя на собеседницу, колдунья просто молча стояла, явно не испы тывая интереса к разговору.

Ванесса помялась, чувствуя неловкость, и уже хотела было распрощаться, как из дверей столовой вылетел рослый серокожий юноша в офицерской форме. Крошка, у тебя глаза…. Делиль Ураган коротко поклонилась и направилась прочь. Однако ее воздыхатель не пожелал просто с этим смириться. Он в два прыжка догнал колдунью, схватил ее за плечо и воскликнул, умильно улыбаясь:. Неужели для меня не найдется местечка в твоем сердце? Один поцелуй, и я отстану, честное….

Делиль окинула настырного ухажера брезгливым взглядом и чуть-чуть, совсем легонечко дунула. Несчастный юноша, прерванный на полуслове, отлетел к стене, словно им выстрелили из пушки — он впечатался в камень со страшной силой и медленно сполз на пол.

Какую-то секунду Вон думала, что несчастный и правда мертв, однако тот шевельнул рукой… ногой… а потом вскочил на ноги, как пружинный болванчик, весь раздулся и с громким хлопком… превратился в одноглазого великана с рогом во лбу. А то вчера вы не захотели…. Ванесса смутно припомнила, что Хубаксис действительно вчера все порывался что-то им с Креолом показать. Она тогда не успела спросить, что именно — Креол приказал своему рабу заткнуться, а потом и вовсе прогнал с глаз долой.

Зал Бозеса оказался довольно мрачным, скудно освещенным помещением. Вдоль стен тускло мерцали магические светильники, сверху свисала огромная люстра с обыкновенными восковыми свечами. Они не горели — эта штука болталась здесь исключительно как дань традиции. Между светильниками висели картины. Десятки портретов, изображающих прежних членов Совета Двенадцати.

Разумеется, большинство лиц Ванесса раньше не видела, однако некоторые оказались знакомыми. Вот этот, например, — если добавить морщин и прозрачности, получится Тивилдорм Призрак. А эта ослепительная красавица, если приглядеться, неуловимо напоминает Руаху Каргу.

Рядом с ней, вероятнее всего, любящий супруг — Искашмир Молния. А в самом центре на полуфутовом возвышении стоял круглый стол с двенадцатью креслами вокруг. На спинке каждого было вырезано соответствующее число. За столом сидело всего пять человек. Еще за столом присутствовал толстый румяный колдун с приветливой улыбкой — его Ванесса раньше не встречала. Вероятно, это и есть тот самый Клевентин Предатель, который сыграл ключевую роль в захвате Серой Земли, в нужный момент подставив своим ножку.

Ванесса плюхнулась в свободное кресло слева от Креола и принялась заинтересованно ощупывать стол взглядом. На нем пока что не было ничего, даже посуды. Оттуда неслись восхитительные ароматы. Но факты попадаются занятные. Если верить этой книге, Серая Земля — действительно древнейшее государство Рари…. Правда, чем дальше в глубь веков, тем сомнительнее становится информация… Хотя известна точная дата, когда предшественник Серой Земли — королевство Дрем — был переименован в Серую Землю.

Тысяча пятьсот тридцать восьмой год по летосчислению эйстов. До этого Дремом правил великий король, завоевавший остальные одиннадцать королевств этого огромного острова и ставший править ими единолично.

А в тысяча пятьсот тридцать восьмом году он неожиданно умер, не оставив наследников, империя стала республикой и была переименована в Серую Землю. Однако никаких колдунов здесь тогда не было — они появились намного позже.

По непроверенным данным, все колдовство серых пошло с некой книги, найденной в каком-то подвале тысячи лет назад…. Те далекие времена вообще изучены очень плохо, сведения крайне туманны и противоречивы.

Например, этот самый последний король Дрема — о нем неизвестно ничего, кроме того, что он существовал. И то эта информация основывается лишь на нескольких строчках из древней летописи: И это вполне возможно — в те далекие времена эйсты были полудикими созданиями, живущими стаями на морском дне. Людям тогда не было дела ни до них, ни до их хронологии — если она вообще у них тогда была. Так что вполне может быть, что нашей Серой Земле не пятьдесят шесть веков, как то считается официально, а значительно меньше.

Она уже хотела потребовать, чтобы обед начинали немедленно, не дожидаясь отсутствующих, но тут Тивилдорм Призрак как раз появился. Даже не подумав извиниться за опоздание, он подплыл к столу, бегло осмотрел его и процедил сквозь зубы:. При этом он сверлил Ванессу особенно злым взглядом. Та поежилась, не понимая, в чем проблема, и воинственно спросила:. А на этом месте должен сидеть я.

Ей было абсолютно все равно, как пронумеровано ее кресло. Судя по лицам лода Гвэйдеона, Хобокена и Шамшуддина, их это тоже нимало не беспокоило. Единственным, кому такое решение Креола не понравилось, оказался все тот же Тивилдорм. Тивилдорм Призрак гневно насупился, а его лицо стало еще прозрачнее обычного. Трудно сказать, зачем ему все это было нужно — сидеть по-настоящему он все равно не мог, да и в еде отнюдь не нуждался. За столом присутствовало всего семь человек.

Двое из них не были магами, а еще одну можно было причислить к магам только формально. Трое не были живыми, пятеро — не принадлежали к серой расе, четверо явились из другого мира. Еще никогда Совет Двенадцати не был настолько необычным и разношерстным.

Однако обед проходил по откатанной за века схеме, точно так же, как при Бестельглосуде, при Искашмире, при Козарине и при десятках предыдущих главах Совета.

Вначале в зал вошли двое слуг, разостлавших на столе скатерть. Затем еще четверо внесли подносы с хлебом, солью и приправами, а трое других разлили по кубкам вино.

После этого вошли двадцать четыре лакея, несущие двадцать четыре блюда. Повар, вошедший следом, торжественно объявил каждое блюдо, показательно отрезав и съев от каждого маленький кусочек. Когда все кушанья оказались на столе, повар поклонился Креолу — ему, как первому в Совете, предстояло первому выбрать, что из поданного он желает кушать. За ним соответственно выбирал второй, потом третий и так далее. Сегодня на выбор подали отварную говядину, отварную баранину, отварную телятину, жаркое из баранины, жареного ягненка, жареного козленка, жареного лебедя, жареного гуся, жареную цаплю, жареного фазана, жареного петуха, жареных каплунов, жареных куропаток, жареных ржанок, запеченную курицу, тушеных кроликов, тушеных цыплят, тушеных голубей, тушеных жаворонков, морского угря, блюдо с фруктами, сладкий крем из яиц и молока, фруктовый пирог и оладьи.

Также в большом количестве гречневый и пшеничный хлеб, миски с приправленной овощами кашей, местное пиво и импортное вино. Креол, повертев носом, пододвинул к себе фазана и начал рвать его руками, проигнорировав столовые приборы. Тивилдорм есть не мог, но традициям следовал неукоснительно — он взял тушеных цыплят и принялся сверлить их злым взглядом.

Шамшуддин выбрал жареных ржанок, лод Гвэйдеон — тушеных жаворонков, маршал Хобокен — жареного козленка, Клевентин — сладкий крем из яиц и молока. Ванесса, выбиравшая четвертой, остановилась на морском угре. Сегодня ей не хотелось ни мяса, ни птицы, а рыбное блюдо на столе было всего одно. И это несмотря на то, что залив Штормов чрезвычайно богат рыбой. В народе говорят, что достаточно спустить с пирса голую веревку, чтобы вытащить ее уже с жирным тунцом.

Благодаря этому рыба в Иххарии очень дешева, а вот мясо дороговато — его в основном привозят из других сатрапий, Персина и Кийвена. И именно поэтому рыбу на столах колдунов увидишь редко. В столице ее называют мясом для бедных, и колдуны ею пренебрегают. Взятый Ванессой угорь оказался необычайно вкусным. Поскольку блюд осталось еще много, она отрезала себе также кусочек телятины, взяла лебединую ножку и немного фруктов. Местным этикетом это не возбраняется — каждый член Совета Двенадцати забирает одно блюдо в единоличную собственность, а прочие остаются в общем распоряжении.

А вот вино Ванессе совсем не понравилось — оно оказалось неприятно сладким. Серые любят подслащенные вина, а потому щедро сыплют туда сахар. Сделав несколько глотков, девушка отставила кубок в сторону. Кроме того, удовольствие от обеда портил Клевентин Предатель. Казавшийся таким культурным и воспитанным, за едой он громко чавкал и ежеминутно рыгал. Вон какое-то время терпела, но в конце концов сделала ему замечание… получив в ответ удивленное недоумение.

Оказалось, что здесь это считается совершенно нормальным — серые полагают чавканье и отрыжку своеобразными комплиментами вкусной еде. Если гости за столом едят молча, хозяева тревожатся, спрашивают, все ли в порядке, не испорчены ли кушанья. По окончании обеда Тивилдорм Призрак объявил о начале церемонии представления. Креол числился главой Совета Двенадцати вот уже два месяца, но все это время новые подданные не имели возможности засвидетельствовать ему почтение.

И вот сегодня новый владыка наконец будет им представлен. Когда Креол и Ванесса вышли на балкон, их взору предстала главная городская площадь. Огромная, уходящая в бескрайнюю даль… и битком набитая людьми. Насколько хватает глаз — тысячи и тысячи серых, с надеждой глядящих на громаду Промонцери Царука.

Ждали они тут явно с самого утра. Многократно усиленный колдовством, его голос разнесся на мили вокруг, был услышан каждым человеком на площади и многими — гораздо дальше. Десятки тысяч серых одновременно опустились на колени и уперлись лбами в землю, вытянув вперед руки. Стояли они тесно, а теперь на площади вовсе не осталось свободного места — люди утрамбовались так плотно, как если бы их стискивали прессом. Скажи им, чтобы убирались.

Толстяк с легким полупоклоном подал Креолу исписанный лист. Тот окинул его недовольным взглядом и поморщился. Ему совсем не хотелось трендеть всякие банальности, до которых все равно никому нет дела. Магу вспомнился эн города Нимруд, в котором тогда еще молодой Креол отбывал илькум.

Вступая в должность, Натх-Будур, добрейший из добрых, справедливейший из справедливых, мгновенно завоевал сердца горожан. Он приветливо им улыбнулся и воскликнул: Однако ломать традицию Креол все же не стал. Герольд-колдун наложил на него Голос Великана, и новый глава Совета Двенадцати начал держать речь перед своими подданными. Дилижанс подпрыгивал на каждом булыжнике — а их в брусчатой мостовой Иххария было неисчислимое количество.

Ванесса скучающе обмахивалась веером, в ее глазах читалось нескрываемое отвращение. Столица Серой Земли не шла ни в какое сравнение с родным Сан-Франциско. Мисс Ли бывала во множестве городов, но еще никогда не попадала в настолько унылое место. Однотипные здания-коробки, ни единой попытки хоть как-то разнообразить пейзаж, куда ни глянь — блеклость и тусклость. Если все здешние города похожи на Иххарий, Серая Земля заслуживает свое название, как ни одна другая страна.

Дилижанс, в котором сидели Креол, Ванесса, Тивилдорм и Клевентин, ехал сам, без лошадей. В Серой Земле как-то не прижились верховые животные, поэтому бедняки здесь передвигаются исключительно пешком, народ побогаче — на рикшах, ну а высокопоставленные колдуны — на гомункулах, автоматах или зачарованных повозках.

Правда, теперь лошади на улицах появились, и во множестве. Паладины привезли с собой коней и без устали фланировали на них по Иххарию и другим городам, неся во все концы страны слово Пречистой Девы. Лод Гвэйдеон сразу после обеда влез в седло Гордого и отправился в храм — совершать службу. Огорченный до глубины души, Мурок принялся чесать уродливой зверюге шею, приговаривая что-то ласковое. Вемпир мгновенно разомлел, успокоился, даже легонько боднул колдуна лбом.

Смотри, кого я тебе привел! Новую хозяйку я тебе привел! Позаботишься о ней, а?. Почеши за ушком, скажи, какой он красивый… они это любят…. Ванесса нерешительно подошла поближе и протянула руку. Вемпир косил на нее одним глазом, но агрессии не проявлял. Стараясь думать об этом монстре как об обычной лошади, Вон осторожно дотронулась до чешуйчатой шкуры. Вемпир вздрогнул, немного подумал… и боднул Ванессу тоже. Просто в нашей стране искусство верховой езды всегда считалось презренным, верховых животных почти не было, и эти проклятые недоумки обращались с моими милыми вемпирами совершенно неправильно.

Усмиряли их колдовством, использовали силу, командовали болью, использовали шпоры… шпоры!.. Конечно, вемпиры ненавидели этих идиотов, а те ненавидели их! Какое сотрудничество можно выстроить на взаимной ненависти?! Но стоит отнестись к вемпиру с пониманием, стоит проявить капельку душевной теплоты, как он сразу же проникается к наезднику доверием. Аудиокнига своими руками Исполнитель: До войны с Лэнгом остается все меньше времени.

В Серой Земле собирается великая армия и создается могучее оружие. Креол Разрушитель встал во главе Совета Двенадцати и подготавливает вторжение в мир демонов. Ему помогают лучший друг-архимаг, древний колдун-призрак, Генерал Серебряных Рыцарей, великий полководец-эйнхерий, гениальный плонетский ученый и, разумеется, преданная ученица.

Срать на Серую землю, почему так мало про Креола? Прочел всю сериюю на одном дыхании. Спасиюо автору все 8 книг на очень достойном уровне, что по нынешним временам большая редкость. Вначале Креол был манчкином.

Первая книга - нашш мир, где магии нет. Второй - магии почти нет.

YOU MAY ALSO LIKE