У нас вы можете скачать книгу Вандал. Книга 3. Черные плащи Андрей Посняков в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Хотя в витиеватости слога и умности речей автору не откажешь. Философия довольно примитивна, мораль проста, до той степени, что иногда напоминает детские рассуждалки. Впрочем зачастую, чтоб постичь сложное, надо разложить его на простые составляющие. Философия книги очень слабо увязана с действиями героев, поэтому воспринимается как отвлеченность. Действующие лица живут своей жизнью и действуют порой вовсе не так, как рассуждают вечерами за чашкой чая, а совсем даже наоборот.

Впрочем, действия, как такового, очень и очень немного. Не могу рекомендовать, на данную тему есть вещи посильнее. Там же поселок Шугозеро, Ленинградской области с по годы обучался в средней школе. В , закончив школу, поступил в институт — ЛГПИ им. Из-за тяжелого положения школы пришлось в — гг. Сначала инспектором по делам несовершеннолетних, потом — в должности дознавателя.

Количество книг по ролям: Мдаа получше чем "Вандал". Ну и далее мы шли шли и пришли описание МЕГА битвы 5 стр, описание какого нибудь лесочка 12 стр. Больше 5 действующих лиц для автора уже много. Этакое послевкусие жевательное резинки. Когда первые пару минут вкус клубники абрикосы или еще чего, а затем уже чисто механически "жуешь резинку" ни вкуса ни аромат..

Затем он стал крутым поваром гм а я то думал, знание специй, традиции национальной кухни и.. Странный мир Сергей Калашников. Четвертая дочь императора Сергей Калашников. Оператор совковой лопаты Павел Каташов.

Магия трех мечей Сергей Ким. Чужая жизнь Милослав Князев. Паладин мятежного бога Милослав Князев. Великая Миссия Милослав Князев. Месть темной эльфийки Милослав Князев. Свой замок Милослав Князев. Война с орками Милослав Князев. Бог Дракон Милослав Князев. Возвращение домой Милослав Князев. Магия Фиора Милослав Князев. Пираты драконьих островов Павел Комарницкий. День ангела Павел Комарницкий. Продолжение следует Вячеслав Коротин. Попаданец со шпагой Вячеслав Коротин.

Шпага императора Юрий Корчевский. Шторм Времени Вадим Косинцев. Боевой устав Гоблина Дмитрий Кружевский. Звезды взаймы Михаил Ланцов. Путь лекаря Владимир Лошаченко. Князья Эльдорадо Владимир Лошаченко. Дарованная судьбой для Блитцена ЛП Милая романтическая рождественская сказка. Дело о волхве Дорошке. Узел II Октябрь Шестнадцатого. Admin 15 Сен 12 Проверил: Admin 15 Сен 12 События книги Формат: И вообще, нужна какая-нибудь водная поверхность.

Вы, случайно, не Пляс Сталинград ищете? Если болот нет — трактор пройдет запросто. Кстати, не видел я там болот-то… Ага! Километра три… пусть четыре… если грамотно фазу бросить, то… А ведь вполне подходящее место, дорогой профессор! Так… значит — кабель найти, гранаты, трактор. Последний — самое трудное. Вряд ли вам здесь кто-то бульдозер даст. ДТ-семьдесят пять как раз подошел бы или трелевочник… Трелевочник! У него как раз и платформа сзади — всю вашу аппаратуру погрузим. Ну, считайте, все — с трелевочником-то проблем не будет.

Но трелевочник — запросто. Обнявшись с Нгоно и Луи, бросил внимательный взгляд на остальных — все дюжие, на подбор, парни, чуть ли не спецназ или иностранный легион, даже еще лучше! Что ж, покуда все очень хорошо выходило — подготовленные люди есть, техническая поддержка тоже. Впервые Александр пускался в прошлое не абы как, а предварительно продумав каждую мелочь и вооруженным, можно сказать, до зубов.

Ближе, уж извините, не могу — возможны наложения, помехи от генератора Города Солнца. Проводником опять же взяли Весникова, точнее сказать, он сам напросился: Очень уж не хотелось Николаю Федоровичу хоть как-то быть связанным с этим загадочным делом: С другой стороны, и Александру тоже не нужны были проблемы с правоохранительными органами, особенно в данный конкретный момент, однако и пускать такое дело на самотек не следовало — все ж таки человека жизни лишили.

Поразмыслив, Саша быстренько накатал заявление от лица кого-то залетного туриста с неразборчивой подписью — мол, ходили у Гагарьего на байдарках, и вот нате вам — труп! Отпечатал фотографию убитого с профессорского телефона, даже схему нарисовал и все это, аккуратно запечатав в конверт, подбросил вечерком на крылечко опорного пункта.

В общем, все, что надобно, сделал, а дальше пусть участковый уполномоченный сам решает. Убитому, Митьке Немому, все равно теперь ничем не помочь, разве что поставить в местной церковке свечку на помин души.

Впрочем, деревенские все такие — чужого на улице увидят, так головы все свернут да ничтоже сумняшеся начнут по простоте душевной выпытывать: А ты уж, Саня, мог бы и сразу сказать. Подумаешь — нефть ищут. По здравому размышлению Александру вовсе не улыбалось оставлять такого сплетника в поселке.

Куда лучше было и в самом деле прихватить его с собой, хотя бы на первое время. Сядешь за рычаги, с жалованьем, думаю, профессор не обидит. Придется брать… Все равно одного трактора мало, надобно как минимум два. А во второй можно и самому сесть. Весников убежал, сияющий и счастливый, даже не поинтересовался — куда, собственно, направляется экспедиция?

Впрочем, наверняка ему не было никакой разницы — всю округу Вальдшнеп знал как свои пять пальцев, тем более Рябов Конец и все к нему стежки-дорожки. Пока собирались и готовились, Саша распорядился насчет платформ с КамАЗами — доставить трелевочники как можно ближе к месту, куда КамАЗы сумеют проехать.

Проблема состояла в другом — в Катиных родственниках, в том же незадачливом подростке Эдике да в его отце, Петрухе, приходившемся Катерине родным дядькой. Местные дела были сделаны, ничего больше здесь не держало и, дождавшись КамАЗов, Саша дал команду трогаться в путь.

День выдался, как и прежние, хороший, светлый, с прозрачным голубым небом, чуть тронутым сахарно-белыми кучевыми облаками, с нежарким осенним солнышком и шумными стаями собиравшихся в теплые края птиц. По обеим сторонам лесной дорожки, куда вскоре свернули КамАЗы, яркими факелами пламенели клены, и желтые березки роняли наземь тихо шуршащие листья. Здесь, среди берез, и остановились — дальше проезжей дороги не было, начинался зимник.

Споро перегрузив аппаратуру, простились с водителями, завели трактора и осторожно потащились по зимнику. Первым в качестве проводника ехал Вальдшнеп, к которому в тесную одноместную кабину еще втиснулся профессор Арно, за ним Саша с Луи, остальные, во главе с каланчой Нгоно, шли позади пешком. Двигались быстро — дорогу знали, да трелевочники были мощными, развивали на высшей передаче пятнадцать километров в час, так что уже к пяти вечера замаячили за пригорком серые избы деревни.

В Рябовом Конце расположились в той же избе, где ночевали недавно, и уже с утра парни под руководством профессора и Луи принялись монтировать установку. Весников не соврал — ЛЭП, слава богу, оказалась действующей, к ней тут же и подключились. Зато на обратном пути пришлось помучиться с кабелем, так что, пока то да се, в деревню вернулись лишь к вечеру.

А там уже все было готово, и члены команды нервно бродили туда-сюда в ожидании перехода. Весников все никак не мог оторвать удивленных глаз от хроногенератора — эта странная штуковина мало походила на нефтяную вышку. Мы дней через пять вернемся, а ежели задержимся, так ты выбирайся в поселок. Переход назначили на раннее утро, чтобы выспаться и быть ко всему готовыми.

Саша еще раз осмотрел всех, проверил снаряжение, опять пожалев, что не достал гранат и пришлось брать что есть — взрывчатку, предназначенную для карьерных работ. Зато имелись мечи, секиры и луки со стрелами!

Переоделись — прямо карнавал какой-то! Поверх узких джинсов — длинная темно-голубая туника с узорчатым воротником и подолом, такой же расшитый пояс, меч — верный Хродберг — на роскошной перевязи, застегнутый на правом плече малиновый плюшевый плащ — как подозревал молодой человек, вырезанный из старого клубного занавеса, но в общем смотревшийся весьма даже неплохо.

Верная дружина, черт побери! Первое время они должны были изображать паломников или торговцев, а дальше — как пойдет, как сложится. А впрочем, лихая разбойничья шайка — тоже неплохой вариант, вполне прокатит. Так называемые Ливийские болота, где они, по прикидкам профессора, должны были оказаться, весьма далеки от побережья, пока еще доберешься.

Поблизости от деревни, на берегу живописного лесного озера, и был смонтирован хроногенератор. Синий блестящий кабель тоненькой ниточкой тянулся от генератора в лес — к ЛЭПу. Погода между тем портилась: Весников даже выпросил у Саши водки — дескать, что-то заломило спину. Водку Александр дал, предложил и чаю, в который щедро сыпанул димедрола — а чтоб не мешались тут лишние под ногами, к чему? Хорошо бы, если б вы успели выбрать за это время какое-нибудь удобное место… ну, не трясину хотя бы.

Генератор загудел, заурчал, словно изголодавшийся зверь, весь наливаясь рубиновым цветом. Резко запахло озоном, желтыми звездочками проскочили разряды — Саша даже почувствовал, как на голове шевельнулись волосы. Подняв голову, Александр посмотрел в затянутое дождевыми тучами небо, которое вдруг окрасилось на севере тусклым зеленоватым сиянием… таким знакомым…. Спокойная гладь озера вдруг всколыхнулась изумрудно-зеленой волной, словно вспыхнула изнутри, и тут же на какое-то мгновение полыхнуло жаром….

Все исчезло, потом вместо прохладной мороси навалилась сушь. А на небе, средь редких звезд, вспыхнула чистая серебряная луна. Потом перешел на французский и крикнул во тьму:. Где бы только заночевать? Здесь, похоже, вода, заросли. Вытащив меч, Александр осторожно пошарил клинком в траве — не наступить бы на какую-нибудь ядовитую гадину. Нет, вроде бы все чисто. Так что не долго нам осталось ждать.

Как рассветет — поищем наших. Что ж они… могли бы и голос подать. Между тем заря на востоке становилась все заметнее, ярче, и вот уже оранжево-золотистое пламя охватило полнеба; отражаясь в озере, вспыхнула широкая лазурная полоса, а вершины гор взорвались золотом рассветного солнца. Вокруг быстро светлело, в кустах радостно запели птицы, недовольно зарычал какой-то ночной хищник, поспешно удаляясь в свое логово; над водной гладью, над тростником, запорхали разноцветные бабочки и стрекозы.

Главное — без ответа. Хотя если подумать, ответы все-таки есть. Доктор Арно мог просчитаться, могло что-то случиться с аппаратурой, а скорее всего, в процесс как-то вмешался зеленый луч — то свечение на севере, на Гагарьем. Впрочем, может быть, просто получился сильный разброс, как у десантников-парашютистов. Местность вокруг, кстати, была весьма примечательной.

На востоке, сколько хватало глаз, цепочкой тянулись окруженные высоким тростником и прочими зарослями озера с коричневато-зеленой водой; горы на западе, скорее даже на северо-западе, при свете дня оказались просто холмами, не такими уж и высокими; к северу от озер шумела травами степь с редкими островками пальм, а на юге дышала зноем красная полоска пустыни. Александр молча кивнул — парень предлагал дело.

В конец концов, что толку здесь ошиваться, дожидаясь неизвестно кого? Просто нанял за очень приличные деньги.

Семья Арно издревле владела землями близ Бордо, в Ландах. Элитные виноградники, сосновый лес и все такое. Профессор вовсе не бедный человек. Мы, то есть я и вы, должны были им объяснить на месте. Если б возникли вопросы. Доктор Арно выдал им щедрый аванс, и еще вдесятеро больше им предстояло получить по возвращении. Сто тысяч каждому — неплохой куш, согласитесь! За эти деньги можно делать, что велено, и не задавать лишних вопросов. А вообще, пустой разговор — наемников-то нету.

Хотя могут еще объявиться, но ждать некогда. Да, жаль только, взрывчатка не у нас…. Рассмеявшись, молодой человек вдруг резко осекся и посмотрел на большой круглый валун, к которому давно уже приглядывался и Нгоно. Углем от костра — смоет дождь. Усмехнувшись, Нгоно вытащил из вещмешка баллончик с ярко-алой краской, какой пользуются уличные художники.

Какие-то ребята разрисовывали ограду. И в этом он прав, я так считаю. Собственно, рисовал Нгоно, а Саша сочинял записку, суть которой вкратце сводилась к следующему: Ну, если не он сам, так доверенный человек. Впрочем, тот ведь не из любви к искусству старается, а из общей вредности.

Не закончив еще последнюю букву, Нгоно вдруг резко обернулся, выхватывая из-за пояса нож. Карие, слегка прищуренные глаза его настороженно смотрели куда-то мимо Саши. Стоявший перед ним темнокожий мужчина, неизвестно откуда взявшийся, в общем-то, не вызывал немедленного желания продырявить ему башку тяжелой тэтэшной пулей, и Саша решил пока не гнать лошадей, разобраться. Высокий, худой, в длинном зеленом балахоне и с золотыми бусами на груди, незнакомец казался невооруженным, да и не выражал каких-либо враждебных намерений, а, похоже, просто поздоровался на свой манер.

Саша повернул голову и ахнул: Пятеро имели при себе копья, остальные целились в чужаков из длинных луков! Главное, не понять, чего им надо? Похожи, как родные братья… Ну, пусть как двоюродные. Нгоно, верно, снова встретил людей из своего древнего племени, как уже было когда-то и как раз в этих местах.

Впрочем, нет — гораздо севернее. Приглашает нас в свою деревню. Деревней, как оказалось, называлось просто стойбище — фульбе занимались кочевым скотоводством. Все богатство племени составляли овцы, козы, коровы, несколько белых верблюдов, тем не менее гостей приняли радушно. В самом прямом смысле слова накрыли поляну — расстелили прямо на лесной опушке плетенные из травы и шерсти циновки, поверх них расставили яства: Кроме того, имелись просяные лепешки и какая-то кислая мутноватая бражка, которую Александр, честно сказать, поначалу пил с опаской, ну а потом уж как пошла.

Особенно когда рядом, за деревьями, зазвучали тамтамы и на поляне появились танцоры, точнее сказать, танцовщицы — юные красавицы девы, вся одежда которых состояла из тонкого пояска и травяного передника. Изящные черные фигурки, вопреки всем Сашиным представлениям об Африке, просто поражали своим совершенством и казались вырезанными из эбенового дерева самым искусным мастером.

Ах, как они плясали, как они пели! И тем не менее веселье постепенно захватывало всех пирующих — и хлебосольных хозяев, и их невольных гостей. Трубили длинные трубы, украшенные перьями музыканты били в тамтамы, девушки соблазнительно извивались в изощренно-эротическом танце, и Александр сам не заметил, как стал прихлопывать и подпевать:.

А потом и сам, при полном одобрении собравшихся, пустился в лихой перепляс, да чуть ли не вприсядку. Танцовщицы обступили Сашу со всех сторон, сверкая ослепительно белыми зубами и золотом браслетов и ожерелий.

А ничего попадались девчонки, вполне даже симпатичные… особенно вот эта, с ожерельем из серебряных византийских денариев. Неплохое такое монисто, по стоимости на небольшое стадо потянет. И личико приятное у девчонки, и грудь… упругая! Саша даже не заметил, когда вдруг смолкли тамтамы; вокруг резко стемнело, позади пирующих появились подростки с зажженными факелами.

Кстати, он обещал дать нам проводников к побережью! А что тебе еще удалось выяснить? Ничего, завтра все подробненько выспросим! Ну что — вздрогнули? За здоровье местного старосты! Нельзя сказать, чтобы Александр сильно опьянел, все же не водку пили, но устал — это точно.

И когда староста, через Нгоно, предложил гостям отправиться почивать, молодой человек очень обрадовался. В конце-то концов, хватит тут скакать да пьянствовать, пора и о деле подумать. Вызвать завтра местных на серьезный разговор, установить более конкретно свое местонахождение, а заодно и точное время, так сказать. Вообще-то все эти пляски сильно смахивали на специальный спектакль для туристов: Наоми Кемпбелл каждой из них и в подметки не годилась бы. Все это тревожило — не оставляло ощущение какой-то наигранности, фальши.

Неужели и вправду аттракцион? Неужто профессор смог лишь пронзить пространство, а время… а время осталось прежним. Вот сейчас явятся из-за деревьев официанты в черных смокингах, начнут выклянчивать чаевые… ага, ну конечно — вон и староста уже вытащил мобильник!

Хотя… нет, это не мобильник — амулет какой-то, талисман на счастье кочевой жизни. Гостям постелили в шатрах, каждому в отдельном. Скорее, это были просто переносные хижины, нечто вроде вигвамов или чумов — воткнутые в землю колья, связанные вместе и обтянутые циновками да звериными шкурами.

Но в общем — симпатичненько, этакий древнеплеменной экстрим. Расстеленная на земле циновка казалась сплетенной из самых пахучих трав, явно пахло шалфеем и мятой, а еще едва уловимо анисом. Чум — или вигвам? Большая такая, серебристая, светлая, прямо не луна, а прожектор. Все хорошо, вот только одеяло и подушку гостям выдать забыли. Ну, без одеяла-то можно было обойтись — ночка выдалась жаркой, а вот без подушки Саша не мог никак, а потому все ворочался, не в силах заснуть.

К шатру явно кто-то шел, не особо скрываясь… вот остановился. Мягкий певучий голос что-то спросил…. Как ни странно, но его поняли — не трудно было догадаться. Вошли… точнее сказать, вошла… нет — вползла на коленках, по-иному тут было никак. Поздним гостем оказалась та самая танцовщица-манекенщица с серебряным звенящим ожерельем.

Узкий поясок, передничек, голая упругая грудь… а какие бедра, какой животик…. Не тратя времени даром, незваная гостья — почаще бы такие заходили! Ах, как работал ее язычок, как ласкали кожу твердые, налившиеся любовным соком соски, как…. Александр все же был нормальным молодым мужиком, без всяких модных извращений, а потому живенько притянул красотку к себе, погладил по бедру, по спине, поласкал грудь: Нежно поцеловав девушку в губы, быть может чуть более тонкие, нежели принято у красавиц, молодой человек осторожно повалил танцовщицу на циновку, чувствуя жар темно-красной кожи и теплую упругую грудь….

И вот уже два тела сплелись в любовном экстазе, и послышались стоны, и мерно зашуршала циновка, а вот девушка вскрикнула… нет, не от боли, от удовольствия… вот что-то зашептала… вот засмеялась….

Неужели и впрямь все здесь — туристский аттракцион? Вот ведь понимает же по-французски… Но… опять же — Луна? Вот хочу слушать тебя. Расскажи — кто ты? Или, быть может, гот? Дай-ка я поцелую тебя еще разок… иди…. Танцовщица не упрямилась, наоборот, улыбнулась, с готовностью предаваясь любви.

И снова пылкие объятия, и горячие поцелуи, и томный взгляд этих божественных черных глаз… И подглядывающая луна — вот она, над головою, в прорехах шатра. Целая, целая… еще не взорванная. Ишь как лукаво смотрит… и, кажется, смеется. Саша задремал бы, но нет, Сигаль не давала — будила, и тоненький голосок ее звенел, точно золотой колокольчик:. Я вандал, ты права, паломник и воин. А мой друг Нгоно — сын вождя. Увы, я там не жила.

А Карфаген… кого ты там знаешь? Может быть, кого-то при королевском дворе? На все вопросы Александр отвечал уклончиво, чувствовал почему-то, что не зря девчонка выспрашивает: Одно пока радовало — похоже, это совсем не аттракцион и путники попали туда, куда надо. Колония Юлия — Карфаген, ромеи… Что еще она знает? Ладно, покуда можно обойтись и без точной даты — главное уже известно! Хочешь вернуться обратно в Карфаген? Ну конечно, там куда веселее, чем здесь….

А Саша мысленно обругал себя за бестактность. Нечего и расспрашивать, бередить чужие раны. Александр осторожно погладил девушку по бедру… Та снова подалась вперед, обнимая молодого человека за шею.

Танцовщица шустренько выбралась наружу и столь же быстро втащила в шатер высокий глиняный кувшин и кружки. Теперь выпьем… Теперь иди сюда… положи голову мне на бедра… вот так… Расслабься… теперь тебе будет очень хорошо… очень хорошо… очень….

Александр еще помнил, как целовал девушку в грудь и пупок, как пытался ласкать, заглядывая в глаза… Помнил даже, как таращилась сверху луна. А потом же больше ничего не помнил. Проснулся Саша от ярких солнечных лучей, бивших прямо в лицо.

Открыв глаза, прищурился и с удивлением обнаружил, что, оказывается, спал стоя! То есть крепко привязанный веревками к толстому стволу пробкового дуба! Быстро поборов удивление, молодой человек попытался пошевелиться… куда там! Без нее тут точно не обошлось. Завлекла, опоила… Хотя, с другой стороны, зачем обижать девчонку? Наверняка все не по ее воле делалось. Хорошо еще, кляп в рот не сунули.

Нгоно, друг мой, тебе тоже девчонку подсунули? И как это мы с тобой на такую детскую приманку клюнули? Просто непонятно — зачем? Ведь могли бы и сразу убить. Только в здешних лесах появилась какая-то ужасная рычащая тварь с горящими глазами! Я думаю, ей нас на ужин и предоставили. Или этот, пятнистый… леопард? Не-ет, тут что-то другое. Это чудище, для которого нас тут привязали, Мвамбой зовут. Ну, не уйма, но часа четыре есть. Александр снова попытался пошевелить ногами и руками… кажется, получалось!

Вот еще чуть-чуть, еще немножко — и можно будет освободить левую руку, а это уже большая часть дела! Вот… вот осторожненько… чуть-чуть…. В воздухе вдруг что-то свистнуло, и в кору дуба, как раз около левого уха Саши, впилась дрожащая злая стрела!

Хотя… веревочки-то я ослабил. Еще бы чуть-чуть… этак незаметно — как раз к вечеру и получится. А как стемнеет — надо валить. А лучше — бежать отсюда. Оружие у нас теперь есть. Не мог же я его под подушку спрятать… за полным отсутствием таковой. Кстати, интересно, как они тут спят — без подушек? Теперь голова куда как меньше болит. Так что ждем темноты, дружище Нгоно! Кстати, не видишь ли ты наших стражей?

Они тут везде, за деревьями, на деревьях. И все же Саша, присмотревшись, заметил на ветвях росших неподалеку деревьев черные фигуры воинов, притаившихся, словно в засаде. И наверняка тут, перед нами — замаскированная яма с кольями: И все же ума не приложу — что это может быть за зверь? В мое время старые люди такое рассказывали — просто волосы дыбом! Саша засмеялся, пошевелил руками — кажется, можно уже было вырваться, вот только вытащить бы из заднего кармана ножичек… как начнет темнеть.

А солнышко садилось уже, прячась далеко на западе за красными вершинами гор. Воздух стал синим, начинались сумерки, здесь, в Африке, весьма и весьма быстротечные, так что пора уже было начинать…. Уходим налево, к озеру. Если что — встречаемся у камня с надписью. Молодой человек закусил губу.

Рука осторожно скользнула вниз, в карман — и никакой стрелы! Никакой реакции воинов не последовало! Так и темнело уже, не видно…. Быстро перерезав веревку, Александр дернулся… и вдруг замер, услыхав где-то в отдалении быстро приближающийся звук — странный и смутно знакомый. А источник звука быстро приближался — нарастало рычание, грохот, лязг… И вот, вырвавшись на поляну, вдруг вспыхнуло пламя огненных глаз! Грохоча и подминая под себя кусты, из лесу показалась… тупая оранжевая морда трелевочного трактора!

Одним движением разрезав путы, Александр нырнул вниз, в траву, краем глаза заметив, как рядом метнулась ловкая тень напарника. А лес вокруг уже огласился победным кличем, и в грохочущий мотором трактор полетели копья, стрелы и камни.

Выскочив из травы, Саша, не мешкая, взобрался на платформу трелевочника, ухватился за лебедку, перегнулся, рванул дверь…. Чумазый тракторист очумело округлил глаза, но, узнав Сашу, закивал, заулыбался… ага, дернул фрикцион, упер ногу в педаль… Рыча и лязгая гусеницами, трелевочник развернулся на месте, словно подбитый фашистский танк.

YOU MAY ALSO LIKE